Молчание ягнят или глас вопиющего в пустыне?

Доступно на русском

Может медицинское общество влиять на принятие управленческих решений в родной области? «Верхи» говорят, что может. Ведь сейчас у нас времена демократии и все судьбоносные законы и профильные приказы предлагаются для общественного обсуждения. Одна беда: медики - каста консервативная и пассивная, способна лишь недовольно ворчать после того, как решение уже принято, или перетягивать одеяло на себя. «Низы» имеют диаметрально противоположное мнение: «достучаться» до власти с особой точкой зрения или удобным предложением можно только через Майдан, иначе никто не слышит и не хочет слышать, но разве цивилизованный это путь? Есть такие, которые испытывали «обратная связь» на практике - получилось как всегда или еще хуже. А есть и такие, которые вместо активной позиции постоянно занимают оборонительную - в доме, который всегда с краю. Ибо один в поле не воин, а вместе как-то не получается - становление гражданского общества в нашей стране еще в «подростковом» этапе. Как разбудить медицинскую общину и что нужно, чтобы его идеи и предложения не шли, как вода в песок?

ВЗ Вы изучали мнение медицинских работников, в частности, в последние годы, когда в Украине внедряли медицинские реформы.Ваш вывод: медики таки действительно является пассивной частью общества?

- не в большей степени, чем остальные общества, которое еще не прошло путь становления как общество гражданское. И как раз за время последних реформ в здравоохранении медицинские работники развенчали миф о том, что их хата с краю. Они не молчали, они критиковали нововведения, которые их не устраивали. И это свидетельствует о растущей активности медиков. Однако пока (опять же, из-за незрелости нашего гражданского общества в целом) взамен они в основном предлагали идеи, которые были лучше только с их точки зрения и часто не учитывали интересы пациентов или системы в целом. А Минздрава в проведении реформ должно учитывать все точки зрения. И доносить до людей свои планы и их прогнозируемые последствия, иначе получит сопротивление в любом случае. Как показал опыт последних реформ, больше их не восприняла вторичная звено здравоохранения, потому что не ожидала от них ничего, кроме очередных «перетрубаций» (необходимость переобучения и т.д.) и угрозы сокращений. Это не было учтено, Минздрав не объяснил вовремя, что сокращения будут минимальны, в основном реформы коснутся перераспределения потоков пациентов между звеньями и тому подобное. К сожалению, Минздрав не сделало выводов из предыдущих ошибок и сегодня не очень объясняет людям, какие конкретные шаги будет делать, как и что это даст в итоге.

ВЗ есть доверия между «низами» и «верхами» до сих пор не существует?
- Вряд ли медицинские работники готовы сегодня поверить в то, что родной Министерство может изменить что-то к лучшему. Информационная кампания по восстановлению мостика доверия между Министерством и врачами на местах слаба. О том, что между ними до сих пор нет постоянного канала связи, свидетельствует тот факт, что во время наших встреч с медицинскими работниками они просят передать свои мысли и предложения в Минздрав, то есть им на данный момент нужен «посланник» или «посредник». Поэтому у меня сложилось впечатление, что прямого доступа к Министерству у рядовых врачей нет, разве что он опосредованный - через директоров местных департаментов здравоохранения. Но сами понимаете, это может быть «испорченный телефон».

ВЗ Для партнерства важно не только чтобы твой голос раздавался, но и чтобы его захотели услышать ...
- Пока что Минздрав и врачи воспринимают все услышанное друг от друга «в штыки» - партнерство между ними как-то не складывается. Помню обсуждение проекта медицинских реформ в 2005 году, когда врачи во время дискуссий говорили, что в Украине вообще нет системы здравоохранения. Но это ошибочное мнение. Система таки существует, однако, к сожалению, она работает по своим собственным правилам, а не так, как прописано на бумаге. К примеру, в ней годами нарабатывались «неписаные законы» существования неформальных платежей. И сломать ее очень трудно. Врачи откровенно признавали, что любое изменение этой системы будет болезненной для всех. Но каждая «сторона» опять же понимает выход из ситуации по-своему, вернее, выход указывают один, но результатов ожидают разных.

Сегодня врачи и пациенты в тесном «связке» лишь о необходимости введения обязательного медицинского страхования. Но это очень «ложная» согласие. Потому пациент ожидает, что обязательное страхование автоматически ликвидирует неформальные платежи, а это совсем не так. Врачи же убеждены, что с внедрением страхования в них увеличится заработная плата. И это также не обязательно, так как часть взносов пойдет на содержание страховой системы и самих заведений, если не будут изменены принципов работы отрасли и ее финансирования. А еще врачи втайне надеются, что неформальные платежи останутся за «любой погоде». Это - пример того, что согласие партнеров не всегда может быть эффективной.

ВЗ Что же нужно для эффективного партнерства?
- Во-первых, необходимо отказаться от навязывания своего мнения и быть готовым к ее обсуждения и поиска консенсуса. К сожалению, власть в нашей стране не привыкла «брататься» с обществом, быть с ним на равных (не говорю уже о быть слугами народа). Часто в заявлениях МЗ, пусть не буквально, а как подтекст, звучит: «Что вы можете предложить лучше, чем мы придумали?» Со своей стороны медики обиженно «отвечают»: «А что вы нам хорошего предложили?» МЗ также обвиняет, мол и от вас никаких разумных идей не дождешься, одна только критика. Давайте все расставим по местам. Разработка глобальных документов (концепций, законов, программ, приказов) - это отнюдь не дело гражданского общества. Ценность общественного обсуждения заключается в том, что общество может мониторить, контролировать, критиковать (и нечего за это обижаться!), Чтобы на основе этой критики «наверху» могли исправить замеченные ошибки и двигаться дальше - в конструктивном русле.

Относительно предложений от врачей во время общественных обсуждений, они могут быть, но только в каких-то отдельных моментах, где врачам, как говорится, виднее, а «сверху» чего нельзя не заметить, не учесть. Но врач не государственный деятель, чтобы работать над разработкой стратегических задач! И не юрист, чтобы разбираться в вопросах законотворчества. К тому же перед тем, как прописывать какие-то концепции, власть должна четко определить, что мы будем строить по этому документу. К примеру, недостатком предложенной сейчас Концепции новой системы здравоохранения является то, что никто не указывает, какой будет новая система, что будет с «первичкой», с «вторичке», которой будет модель страхования. Врачи тоже не понимают, что им предстоит строить. То в каком ключе им вести обсуждения, к чему «привязывать» свои предложения? В Концепции написано, что мы что-то строить на опыте пилотов, но реформу в различных пилотах внедряли по-разному и, соответственно, медицинские работники разных регионов имеют разный опыт реформ. Мы пытались его описать, но такое впечатление, что это никому не нужно.

ВЗ Какой механизм общения между отраслевым Министерством и медицинской общественностью вы предлагаете, чтобы обеспечить возможность «услышать каждого»?
- МЗ должно доносить каждый разработан документ минимум в областные департаментов здравоохранения, а еще лучше - до главных врачей больниц и центров ПМСП, которые предложат обсудить эти документы медицинским работникам в коллективах. Такой коммуникации нет. Для обратной связи МЗ может использовать видеоконференции. Кстати, из многих «горячих» вопросов (например, вспышка какого-то заболевания, проблемы вакцинальной кампании и т.д.) их проводят. А реформы - что, менее важны? К тому же во время видеосвязи медицинские чиновники должны не только подробно рассказывать людям о наработанные документы, но и ответить на все вопросы (часто - неудобные) с «другой стороны экрана». Тогда это действительно будет разговор партнеров.

За рубежом «рупором» медиков есть мощные профессиональные ассоциации врачей. Но становление врачебного самоуправления в Украине требует определенного времени, хотя уже сейчас врачи говорят, что своим профессиональным ассоциациям они доверяют больше, чем МОЗ. Однако сейчас эти ассоциации ни на что не влияют.

С другой стороны, несмотря на то, что врачи якобы держат корпоративное круг, они разрознены не только в защите собственных интересов, но и в повседневной работе. Поэтому общество отмечает две большие проблемы - круговая порука среди врачей и одновременно их неуважение друг к другу (часто пациенты слышат оценку врачей о работе коллеги вроде «дурак вас так лечил»).

ВЗ Как долго нам ждать становления гражданского общества, чтобы и медицинские работники «созрели» к активному воздействию на родную отрасль?
- Процесс, как говорится, пошел. Это понятно даже из того, что Концепция новой системы здравоохранения, которую предложило МЗ, была изменена именно в процессе общественного обсуждения. Это значительный «плюс» медицинском сообществе. По становлению гражданского общества, такие институты в мире формировались в течение длительного времени. 23 года независимости Украины - это мало для такого процесса, к тому же он активизировался в Украине только лет 10 назад. Нам всем нужно много учиться, чтобы присоединиться к этому важному действу. Пока мы готовы разве что возмущаться, критиковать и не всегда готовы что-то строить. Мы анализировали некоторые концепции развития здравоохранения, разработанные общественными организациями, и, скажу откровенно, там было мало конструктивных, здравых идей. Но время и стремление граждан творить свою судьбу вылечит эту «болезнь». Становление гражданского общества - одновременно и спонтанный, и управляемый процесс. С одной стороны, его нужно организовывать, предоставлять возможность гражданам высказать свою позицию, создавать «площадки» для обсуждения, а с другой - должно быть «порыв» самой общественности. Обычно его обнаруживают активные люди, которым интересно этим заниматься, которые готовы тратить на это свое свободное время, а, возможно, и средства, чтобы построить лучшее общество. Если мы хотим, чтобы этот «порыв» был плодотворным, нужно открыть дверь общественности.

Беседовала Светлана ТЕРНОВАЯ, «ВЗ»

Причин «недоразумение» власти и медиков несколько. Во-первых, часто на рассмотрение общины предлагают один проект документа, взамен утверждается совсем другой, и врачи не видят там своих предложений, то есть окончательный вариант вообще не соответствует их ожиданиям. И наблюдать за прохождением документов в различных инстанциях люди также не имеют возможности. Если Минздрав продолжит практику утверждения важных решений, в частности, Концепции новой системы здравоохранения, в процессе совместного обсуждения и наработок с обществом, она даст шанс врачам активно приобщиться к принятию таких решений в дальнейшем.

Следующая важная проблема. Пока министерство не «спустит» свои идеи до каждого лечебного или учебного заведения, в каждого медицинского работника, они вряд ли самостоятельно проявят инициативу, опасаясь, что их объективное обсуждение может «зацепить» интересы начальства. Практика показывает: как только врачи непосредственно получают «предмет» обсуждения, они массово отзываются на него, если нет - в основном молчат (разве что за исключением отдельных энтузиастов).

В-третьих, врачи действительно очень активная часть общества. Прежде всего потому, что не сплоченные между собой - каждый пытается выживать как может. К сожалению, «расшевелить» эту активность не смогли даже профсоюзы или общественные организации. Казалось бы, группой «легче батьку бить». Но как ни странно, больше всего предложений поступает не от коллективов, а от отдельных врачей, к примеру, стоматологов.

Четвертая проблема - качество идей «снизу». Я неоднократно убеждалась в том, что с тех предложений, которые предоставляют общественные активисты, мало понятно, что они предлагают и чего, наконец, хотят. Хотя не обязательно их предложения были плохими по существу. То есть нужно не только иметь собственное мнение, но и правильно ее формулировать, чтобы чиновник, ознакомившись с ней, также понял, что он должен изменить. К сожалению, рядовые врачи не умеют и не знают, как правильно оформлять свои инициативы. И это не зависит от того, касаются такие предложения глобальных системных вещей или каких-то изменений на уровне учреждения (когда они не касаются стратегических вопросов). В любом случае их надо «подать» правильно.

Пятая проблема - механизм обмена мнениями между Минздравом и врачами. Если профильное Министерство работать в этом плане исключительно с начальниками управлений или с главными врачами, ничего не изменится. Так же, если врачи будут надеяться на то, что за них все решит их начальство - их надежды напрасны. Площадь возник, хотя никто никого не собирал - граждане сами осознали, что это единственный способ что-то изменить и себя защитить. Среди врачей также много умных опытных людей, которым есть что предложить власти. Однако в частных разговорах они признаются: «Зачем мне напрягаться, если это никому не нужно». Такая разочарование только загоняет ситуацию в тупик. А потом они возмущаются, что «все делается не так, как надо». Такая вот привычка - жаловаться, возмущаться вместо «напрягаться». Хотя, если быть объективным, часто подобная позиция «страуса-умника» - это лишь следствие еще одной чрезвычайно важной проблемы.

Нужно, чтобы МЗ отвечало на максимальное число, которые они получили в качестве предложений от медицинских работников. Если Минздрав это пообещает и выполнит - ситуация изменится, оно получит такое количество «голосов», на которую и не ожидает. Нужно, чтобы медики четко увидели - обратная связь существует! Из личного опыта могу сказать: в течение последних лет я послала в Минздрав несколько документов, которые могли бы реально что-то изменить в отрасли, однако до сих пор их судьба мне неизвестна - не понятно, куда они делись, или заинтересовали кого-то. Поверьте, не каждый врач согласится «черпать воду решетом».

Почему молчат медицинские работники? Да потому, что система не оставила им другого выбора, превратив в подневольных рабов. С одной стороны, она заставляет их работать за мизерную, унизительную зарплату, таким образом подталкивая к поиску альтернативных методов выживания и тем самым «взяв на крючок». Врач пытается «не высовываться» лишний раз, потому что знает: если он найдет недостаток в работе руководства, а еще, чего доброго, задумает пожаловаться или внести предложение как улучшить работу, у него тут же найдут «грешки» и таким образом можно избавиться и той мизерной зарплаты, на которую он содержит семью. Поэтому врачи боятся проявлять инициативу, будто соглашаясь с тем, что происходит в области, хотя на самом деле их это никак не устраивает. Терпению врачей пришел конец. И бояться не нужно, потому что будет все хуже.

С другой стороны, власть спекулирует клятвой Гиппократа, по которой врач может оставить на произвол судьбы больного и пойти «на баррикады», хотя существуют другие методы сопротивления медицинского сообщества - «сидячую забастовку» и другие. Но опять же, врачи боятся использовать и такое средство воздействия, поскольку понимают, что завтра им об этом «напомнят». И когда медицинских работников доведут до отчаяния, им нечего будет терять и они будут защищать свои права всеми доступными способами. Майдан - тому подтверждение. Нельзя постоянно говорить, что «слышат каждого» и при этом игнорировать интересы людей. Свободный профсоюз медицинских работников Украины неоднократно подавала свои предложения и о необходимости отмены «эксперимента» в пилотных регионах, и по его углубленного анализа, и по социальной защите медработников и других важных вопросов. Но большинство из них остались «незамеченными». Приходилось снова и снова возвращаться на старт, привлекать к сотрудничеству неравнодушных народных депутатов, общественных активистов и в некоторых вопросах нам удалось достичь определенных сдвигов. Да, это долгий и нелегкий путь, иногда на нем можно оказаться жертвой, но другого пути к лучшей жизни никто не предложит. Чтобы победить с наименьшими потерями, врачам нужно объединяться.

К сожалению, наши врачи НЕ читают документов, Которые призваны решать дальнейшую судьбу отрасли. Такая пассивность проявляется с их стороны Не только по организационным вопросам здравоохранения. На одной из конференций по нейрохирургии я спросил собравшихся специалистов, ознакомились они с предложенной им основательной работой, которая касалась деятельности области нейрохирургии. Все дружно закивали головами, а когда я начал спрашивать подробнее (по конкретным вопросам этой работы), выяснилось, что две трети присутствующих в зале вообще не знали, что она напечатана и уже полгода находится на обсуждении. А ведь «родная» специальность! Поэтому могу заверить - подавляющее большинство медицинских работников НЕ читают общих нормативных документов по отрасли, приказов МЗ и тому подобное. Никто их не научил сознательно относиться к своим общественных обязанностей. Сегодня медики больше думают, как заработать деньги и НЕ приветствуют любые изменения в действующий системе (так зачем им обсуждать то, что априори НЕ нравится и НЕ воспринимается). Многие украинский вообще не привыкли жить по закону, поэтому не очень переживают, какие именно законы будут приняты и не спешат знакомиться с новыми их проектами, тем больше обсуждать. Надеемся на то, что ситуация изменит внедрения врачебного самоуправления в Украине. Лекарственные профессиональные ассоциации как раз и инициировали принятие соответствующего закона о врачебном самоуправлении. Это нужно делать уже сейчас. Но я считаю, упомянутый закон сможет вступить в силу только тогда, когда произойдет определенная реформа отрасли. Сейчас воплотить его нормы в жизнь практически невозможно. К тому же сегодня рядовые врачи не имеют возможности реально влиять на принятие решений, поскольку важные законопроекты и концепции обсуждает только «элита» - в академиях и вузах, которая в подавляющем своем количестве не хочет реформирования здравоохранения. Им гораздо лучше жить «по-старому» и комфортнее жаловаться, что чего-то не хватает, вместо думать над тем, что сделать на благо пациента. Например, рационально использовать средства, а не закупать лишнее оборудование, затем работает на 10-20% своих возможностей.

Я убежден: МЗ заинтересовано в том, чтобы в его адрес поступали дельные предложения врачей. Любая неравнодушный человек может зайти на сайт МОЗ, где опубликованы основные документы для обсуждения. Много желающих туда зайти и принять участие в обсуждении? И готовы медики «резать по живому»? А именно такие реформы и решения нужны отечественном здравоохранении. Для того, чтобы сегодня сделать реформы для людей, нужно приватизировать почти всю медицину и чтобы государство закупало услуги частного бизнеса в соответствии с их качества и установленных тарифов. Нынешняя система здравоохранения не способна самореформуватися, медики тоже. Поэтому убежден, что следующим министром здравоохранения Украины, которого изберут после выборов в Верховную Раду Украины, должен быть экономист, к тому же отличный управленец. А его заместители - профессиональные медики (по отдельным направлениям). Надеяться же на то, что врачи предложат и сделают реформу - зря! Иначе будем иметь ситуацию, как в пилотных регионах, где реформы исказили так, что вместо одного главного врача в районе стало по 3-4 руководители медицины. Поэтому не медиков, а пациентов (если речь идет об общественности) надо спрашивать, как реформировать отрасль. Ведь именно они больше всего заинтересованы в том, чтобы медицина была доступной и качественной.

Если вы заметили ошибку, выделить фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.

Как разбудить медицинскую общину и что нужно, чтобы его идеи и предложения не шли, как вода в песок?
Ваш вывод: медики таки действительно является пассивной частью общества?
Часто в заявлениях МЗ, пусть не буквально, а как подтекст, звучит: «Что вы можете предложить лучше, чем мы придумали?
» Со своей стороны медики обиженно «отвечают»: «А что вы нам хорошего предложили?
То в каком ключе им вести обсуждения, к чему «привязывать» свои предложения?
А реформы - что, менее важны?
Почему молчат медицинские работники?
Много желающих туда зайти и принять участие в обсуждении?
И готовы медики «резать по живому»?