Село, где до сих пор поклоняются огню

Корреспонденты Укринформа имели возможность наблюдать уникальный тысячелетний обычай, сохранившийся в горном селе на Закарпатье

... Большая удача встретить в наше время на сохранен обычай. Поэтому когда узнали, что в далеком горном селе Вышка на Закарпатье бытует интересный обряд, связанный с огнем, поехали посмотреть. На праздник Петра и Павла в этом селе (этот обычай, к слову, практикуют еще только в двух соседних селах, так же потерялись между гор, - Люта и Тихий) курят большие костры на лесных выступлениях, урочищах, долинах. Называют эти стражи «субиткамы». Огней - по количеству улиц или углов в деревне. В Вышке мы их встретили четыре.

РУБАЙТЕСЯ, Бучки, БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ!

Готовят субитку заранее, а зажигают поздно вечером 12 июля, часов в двадцать втором вечера. Занимается этим мальчишеская община каждой отдельной улице.

Мы идем посмотреть, как заканчивают собирать свою субитку на одном из углов Вышки. Здесь курят субиткы в четырех урочищах, что лучше просматриваются из села - Магерки, возгордился, Плишка, Скала.

Есть проводника с местной мальчишеской ватаги - Юру Качмара. По дороге к Скалы, где курить субитку, он рассказывает о специфике принято. (Стоит отметить, что парень гордый вниманием к их традиции со стороны, рассказывает с гордостью, отмечает малейшие подробности).

Итак, узнаем, что субитка - это название большого костра, который готовят ребята, и зажигают на Петра-Павла по горам. Собственно, это не просто костер, это целая конструкция, которая готовится к торжественному поджога. Используют на субитку бук и береза. С высоких Бучки делают шеста высотой минимум 5 метров, их закапывают в землю на 1, 2 м. Здесь - скала, поэтому такие ямы вырубать трудно, вот почему субиткы происходят всегда на одних и тех же местах. Каждая улица имеет два таких в постоянном использовании, меняет их через год. Установлены буковые шеста ребята связывают вверху толстым проводом (им домотають взрослые), переводят 2-3 метровыми перекладинами и на них впоследствии накладывают березовые ветви, предварительно высушенные. Получается конусообразная или трапециевидная конструкция. Ее этажа еще обкладывают высокими сухими березами.

Корреспонденты Укринформа имели возможность наблюдать уникальный тысячелетний обычай, сохранившийся в горном селе на Закарпатье

Интересуюсь, не имеют проблем с лесниками - позволяют рубить деревья на субитку.

- Наоборот, взрослые еще и помогают, - рассказывает коллега Юрия Федя Костик, который тоже строил субитку на Скале - еще на этапе, подготовки ходим по селу, с каждого двора дают какие-то деньги - ведь покупаем бензин, им обливаем субитку, чтобы быстрее и ярче вспыхнула, дают от 20 до 100 грн. Туристические базы, работающих в Вышке, дают и по 1000 грн. На эти деньги покупаем материал, платим за довез, еще и остается немного в гости ребятам у субиткы.

Субитка на Скале, к которой привел нас Юрий Качмар, имела в этом году 6 метров в высоту. На нее ушло четыре Бучки и не менее 150 берез. А бывают и 10-метровые, и выше. Это уже как ребята постараются.

- Раньше субиткы готовили больше недели, это же надо было нарубить деревьев, взыскать их в одно место, обтесать, даты, чтобы высохли - потому Сирии не гореть, - рассказывает Юрий, для которого эта субитка уж не десятая по счету, а начинают вузовские мальчишки курить субиткы, к слову, лет десяти. - Сейчас проблем меньше: есть бензопила, трактор, которым это можно свезти на одно место, поэтому готовим буквально за 2-3 дня. На этот раз так решили, что не будем работать в праздник, потому субитку составили еще вчера (обычно составляем на самые Петра-Павла). А ночью ребята оставались в долине, стоили.

Готовит СУБИТКУ ТРЕ стоить - БУ СОСЕДИ поджога

Спрашиваю, для чего - неужели кто-то может субитку повредить? Здесь же с таким трепетом к этому сохраненного обычая относятся. Оказывается, еще как! Ведь между Мальчишник отрядами в селе происходит целое соревнование - конечно, на лучшее субитку. Победители будут добрую славу в селе - а это, кто знаком с сельской дипломатией, дорого стоит. Поэтому еще до зажигания оппоненты могут вам ее развалить или даже раньше поджечь. Поэтому каждая мальчишеская община свою субитку бережет, словно зеницу ока.

Соревнования между ребятами не прекращается даже тогда, когда уже собственно приходит время субитку поджигать. Происходит это только стемнеет. Здесь уже идет борьба на выдержку, и победитель - тот, кто позже зажжет свою субитку. Смысл соревнования, пожалуй, в том, что она дольше будет гореть - то есть, у моего противника уже догорает, а моя еще пылает над горами. По этому наблюдаем уже вечером.

По этому наблюдаем уже вечером

ДЕЛО НАСТОЯЩИХ ... Пастухов

К моменту, как приходит время идти на субиткы, успеваем пообщаться с местными об обычае. Кого из мужчин не спросишь - с радостью говорят об этом, в стариков еще и слеза проскочит, как начнут вспоминать о временах молодости. Люди рады, что к их обычая такое внимание. Раде взрослые и тем, что ребята не ленятся, обычай берегут. Хотя и отмечают, что все меньше народу этим интересуется - ведь ребят в селе меньше. Ранее субиткови отряды насчитывали до 15-20 человек, сейчас - 5-6. Примечательно, что угрозу исчезновения обычные видят не в халатности и равнодушия молодежи, а со стороны Евросоюза.

- Как придет Европа - субиткы могут запретить, потому что там вообще запрещено в лесу разводить огонь, - переживает Юрий Качмар.

Чтобы успокоить парня, использую два аргумента. Первое: мы еще не Европа, и при всем оптимизме вряд ли быстро ней станем, а второе: в Европе умеют чтить и хранить обычаи, тем более в туристических регионах.

Интересно, что местные верят, что субиткы - это не просто древний обычай, который здесь помнят потомственный. Здесь верят, что этот огонь защищает село, людей, скот и даже урожай. Очищает и освящает - все и всех.

А истоки традиции субиток нам объясняет Марина Жганич, методист Великоберезнянского районного дома культуры. Мол, с давних времен жители Великоберезнянщины, в частности сел Вышка, Люта и Тихий, занимались выпасом коров. Пастухи не только ухаживали за скотом, но и очищали пастбища от старых деревьев и кустарников, которые из года в год разрастались и захватывали часть земель, уменьшая площадь пастбищ. Поэтому первыми строителями субиток были именно пастухи, подростки и юноши, которые вместе пасли каждый свой скот. Однако сейчас не каждое домохозяйство держит скот, поэтому и стадо поредела, и пастухов меньше. Уже почти двадцать лет в этих селах установили очереди и потребность выпасать скот вместе исчезла. Однако обычай курить субиткы остался.

ЕЩЕ ОТ СУБИТКЫ НИ РАЗУ ЛЕС не горел!

Между тем вечереет. По дороге в горы поднимаются группы взрослых с детьми, «модные» базы вывозят своих туристов на внедорожниках и квадроциклах: им тоже хочется посмотреть на забаву, аутентичное «фаер-шоу» в горах. Многие люди остаются смотреть на субиткы внизу, ведь в селе видно все 4 локации, где курят субиткы.

Мы идем наверх, на Скалу. Здесь ребята заканчивают последнюю подготовку, другие гостяться у костра, разгоряченного неподалеку субиткы. Между едой есть и пиво, водка. Но пьяных не вижу. Наоборот, все местные сдержанные, даже разговаривают тихо. Чувствуется, одним словом, они здесь не есть-пить собрались, а священнодействовать.

Один из мальчишек, Федя Костик, выбирается на 6-метровую субитку. Спуск нить, внизу к ней привязывают канистру с соляркой. Федя обливает ею конструкцию из древесины, и спускается. Но, несмотря на нетерпение, костер еще курят. Между тем видим, что загорелось на берегу напротив.

- Это у Лютой ребята «приманку» зажгли, - объясняет Юрий Качмар. - Это делается для того, чтобы заставить нас зажечь свою субитку первыми. А нас не проведешь, мы умеем различить, то субитка, или приманка.

В ответ Лютянскую, вузовские ребята на Скале тоже зажигают приманку. Это тоже внушительная стоит, расположена метрах в 5-6 от субиткы. Пламя поднимается на 4 метра. Пока догорает приманка, ребята зажигают еще и шину. Когда она хорошо загорелась, ее запускают вниз, в направлении села.

- Там же подлесок, вы не боитесь, что пожар спровоцируете?

- Нисколько, - уверенно, с каким не объяснимая знанием отвечает мой визави. - Еще ни разу от субиткы лес не горел!

... И факельное шествие НА ЗАВЕРШЕНИЕ

Через несколько минут после того, как сгорела приманка и покатилось вниз горящее колесо, ребята таки зажигают субитку. И все как один громко кричат: «Ура-а-а-а-а!» Огненный столб поднимается в небеса, его священные искры рассыпаются золотом вокруг, воздух становится раскаленное ... Мгновение все стоят очарованы - и ни слова. Что тут скажешь, в отношении огня и мы - как неандертальцы, способные ему поклоняться, и наши души наполняются каким-то блаженным трепетом. Стояли бы мы на этом месте века назад, то вероятно, что в момент возгорания кто бы из мужчин затянул какую-то обрядовую субиткову песню, выполнялась только в этот день и в этом месте. Но мы в этом смысле уступаем предкам, поэтому можем только молча диву даваться. Или улюлюкать, свистеть, хлопать в ладоши и кричать «ура». Правда, среди массы нашелся и оригинал, один из «подогретых" не огнем туристов не выдерживает и затягивает: «Горела, со-осна, па-Алалах» Мысленно благодарю, что это хоть не сакраментальная фраза из «двенадцати месяцев» о «горы , гори ясно ».

Между тем, с десяток подростков берут приготовленные заранее факелы (это 2-3-метровые палки, на конце которых осмоленные лохмотья), поджигают их и с криками «Ура, ура» быстро трогаются с ними вниз, в село. Они идут четками, через сотню-полторы метров останавливаются на урочище, минут пять ходят здесь кругом, ходят быстро и энергично, так же выкрикивая «Ура! Ура! ». Ловлю себя на мысли, что это похоже на рудимент какого обрядового танца-хоровода с огнем (к слову, Юра Качмар говорил, что он со своей ватагой несколько лет назад тоже обязательно здесь останавливались и ходили «восьмеркой», то есть за мнимым знаком бесконечности «?»).

В это время в Вышке отовсюду слышать эти же крики «Ура! Ура! »- так же из других четырех урочищ в селе спускаются подростки с факелами, они несут их вниз, в село, и конечная цель - затушить эти« факли », как их здесь называют, в капусте.

Смысл обряда «тушения факелов в капусте» мне так никто и не объяснил. Местные по поводу этого озвучивают сакраментальную фразу украинский «на урожай». Еще услышала следующее: на защиту от тли. Примечательно, что некоторые из мальчишек просто бросает свои горящие "факли» в поток.

Между тем в долине еще догорают субиткы. У них остаются старшие парни и мужчины, гостяться, поют народные песни. Интересно, что идя вниз, каждый возвращается и крестит догорающими субитку. Примечательно, что в Вышке на субиткы ходит и местный священник с сыновьями.

В целом, праздник завершается около двух ночи.

ОТКУДА КОРНИ? ..

Спускаясь вниз, думаю над смыслом этого несомненно древнего, каким-то чудом сохранившегося здесь на задворках Закарпатья, принято. Несомненно, что вузовские субиткы - это одна и та же система купальских игрищ с огнями. Ведь все знают название этих огней «Соботки». В толковом словаре Брокгауза и Ефрона есть статья о Соботки. «Так называют купальские огни белорусы, галицкие поляки и словаки в Венгрии. Устроив костер из дерева или соломы на горе или какой-нибудь возвышенности, ребята, взявшись за руки, прыгают вокруг этих огней и поют. Древнейшую упоминание о Соботки встречаем у поляков Мартина z Urzedowa (в 1596 г..) И Яна Кохановского (1639). Обычай зажигать купальские огни и скакать вокруг и через них известны и другим славянам, но название «Соботки» ни у кого, кроме белорусов, галицких поляков и словаков теперь не встречается, хотя оно употреблялось, вероятно, на большем пространстве: в Прусской Силезии гора с названием Sobotka (нем. Zobten) ».

Села Вышка, Люта и Тихий расположены аккурат на стыке трех стран - Словакии, Польши и Украины. Поэтому название поняла. А вот сам обычай - да еще и тушения в капусте "факлив» нет. Ведь вокруг этих субиток ни хороводы не водят (может быть отголоском хороводов факельное хождение по кругу или восьмеркой?), Никто из них не перескакивает. И готовят, курят субиткы, и находятся на горе хлопьяцька ватага - девушки разве со взрослыми находятся здесь как зрители, а не участники действа. И собственно само время проведения - почему именно на Петра-Павла, когда купальские огни (и языческие на солнцестояния 20 июня, и смешанные-христианские Ивано-Купальские 7 июля) уже отгорело?

Интересная в этом смысле теория исследовательницы закарпатских традиций, гида Елены Кудри.

- Я часто привожу сюда туристов, на них эти места на Великоберезнянщине производят огромное впечатление. Кроме всего прочего, здесь очень архаичные христианские обычаи, необычные иконы в церквях, мелодики гимнов на службах ... В трудах настоятеля Мукачевского монастыря Василия Пронина, который изучал историю христианства на этих землях, я нашла интересную информацию. Он писал, что вероятно, христианство пришло в Закарпатье намного раньше до святых Кирилла и Мефодия.

Ссылаясь на различные исторические источники, Пронин в частности, а кроме него и другие исследователи распространения христианства у славян, писал, что сюда, в Закарпатье, на край Римской империи когда высылали первых христиан, в частности, солерудных. Особенно много их появилось здесь во времена Нерона, после пожара в Риме, в котором обвинили христиан. Поэтому вероятно, что первыми были здесь христиане, которые помнят пожар Рима и апостолов - в частности, Петра и Павла. Примечательным в этом отношении этот обычай на Петра-Павла - тушить факелы в капусте. Заметьте: не в огурцах, не в кукурузе или в картофеле, а именно в грядке с головками капусты. Вспомним на минутку, который странное совпадение - относительно головок капусты и апостолов Петра и Павла. Ведь Павла как гражданина Римской империи за христианство казнили, отрубив голову (перекличка с головкой капусты), а Петра распяли вниз головой (факел тушат в капусте именно «вниз головой»). Поэтому можем предполагать, что этот обычай имеет не только языческую природу, а рассказывает нам о первых христиан на Закарпатье.

Татьяна Когутич, Ужгород

фото: Сергей Гудак / Укринформ

Там же подлесок, вы не боитесь, что пожар спровоцируете?
К слову, Юра Качмар говорил, что он со своей ватагой несколько лет назад тоже обязательно здесь останавливались и ходили «восьмеркой», то есть за мнимым знаком бесконечности «?
ОТКУДА КОРНИ?
Может быть отголоском хороводов факельное хождение по кругу или восьмеркой?
И собственно само время проведения - почему именно на Петра-Павла, когда купальские огни (и языческие на солнцестояния 20 июня, и смешанные-христианские Ивано-Купальские 7 июля) уже отгорело?