Настоящая история Пианиста

События, которые остались за кадром.

Пожалуй, немного найдется тех, кто не видел или хотя бы не слышал о выдающемся кинокартину знаменитого режиссера Романа Поланского, отснятую на основе реальных событий.

Фильм, который получил 39 наград (в том числе 3 "Оскара" и "Золотую Пальмовую ветвь" Каннского кинофестиваля) рассказывает о трагической судьбе польского пианиста Владислава Шпильмана, еврея по происхождению, которому удается чудом выжить в оккупированной нацистами Варшаве, благодаря помощи немецкого офицера.

Однако, многие детали этой истории остается за кадром.

Шпильман, который родился в Варшаве, в начале 30-х годов учился в Берлинской Академии художеств.

С приходом к власти нацистов он возвращается в Польшу. Вскоре Варшавское радио приглашает его на работу, где он быстро приобретает популярность как композитор и пианист.

Молодой перспективный музыкант наслаждается творчеством и не подозревает о трагедии надвигающейся опасности. В 1942 г.. Его вместе с родителями, братом и двумя сестрами отправляют в Треблинку.

Все они, за исключением Шпильмана, погибают. Его самого спасает случай: за несколько минут до отхода поезда полицейский узнает музыканта и выталкивает из рядов обреченных ..

После подавления восстаний варшавского гетто и польской армии Шпильман скрывается на чердаках и в подвалах. Однажды он начал уже было прощаться с жизнью, когда лицом к лицу сталкивается с немецким офицером на заброшенной вилле.

Однако, узнав, что Шпильман пианист, тот просит его что-нибудь сыграть на рояле, который стоял в соседней комнате. А потом прячет Шпильмана на кровле немецкого штаба. Последний раз они видятся 12 декабря 1944 Офицер приносит Шпильману большой пакет еды и оставляет свою теплую шинель. Это то, что можно увидеть в фильме.

Сразу после войны Шпильман написал книгу "Смерть одного города", которая смогла увидеть свет в 1946 только после тщательной цензуры. Даже немецкого офицера пришлось назвать австрийцем - говорить о хороших немцев было запрещено.

А год спустя в коммунистической Польше книга вообще была запрещена и изъята из всех библиотек. Во второй раз она была издана лишь через 50 лет в Германии.

Представляя свою книгу в Гамбурге, на вопрос: "С какими чувствами вы приезжаете в Германию, как общаетесь с представителями старшего поколения, как относитесь к молодежи?", Шпильман ответил: "Я не был бы человеком, если бы не умел прощать. И если бы разучился помнить ".

О судьбе немецкого офицера сказано лишь несколько слов в конце фильма: умер в советском лагере военнопленных в 1957 году. Вильм Хозенфельд, по профессии школьный учитель, как и многие другие немцев, сначала с энтузиазмом воспринял приход к власти Гитлера, видя в нацистах силу, способную привести Германию к расцвету.

В 1935 вступил в НСДАП, отчасти из-за страха потерять работу. Однако "Хрустальная ночь" в 1938 открывает ему глаза на истинную сущность нацизма. Хозенфельд в своем дневнике пишет: "Еврейские погромы по всей Германии. Ужасная ситуация в рейхе, без права и порядка. И при этом - с неприкрытым лицемерием и ложью ". С началом войны, призван в армию, он оказывается в Польше.

Будучи глубоко верующим католиком, он ведет себя в Польше совсем не как офицер-завоеватель: изучает польский язык и нередко ходит на богослужение в костел. Шпильман был не единственным человеком, которого спас Хозенфельд.

Ему обязаны жизнью еще с десяток евреев и поляков. Среди них - варшавский ксендз Цицеро, разыскиваемый гестапо, которому Хозенфельд сделал фальшивые документы.

"Я не понимаю, как мы оказались втянутыми в военные преступления против беззащитных граждан, против евреев. Я спрашиваю себя снова и снова - и не нахожу ответа. Через эти ужасные массовые убийства мы проиграли войну, а на себя навлекли вечный проклятие за грех, который невозможно искупить. Мы не заслуживаем сострадания, мы должны все ", - так пишет Хозенфельд в 1943 году в своем дневнике.

Когда осенью 1944-го становится понятно, что конец войны близок, польские друзья предлагают ему дезертировать и спрятаться. Однако, Вильм Хозенфельд не снимет офицерского мундира до самого плена.

Шпильман узнает о судьбе своего спасителя и его имя только в 1950 г.. Находясь в советском плену, Вильм Хозенфельд был приговорен к 25 годам лагерей. Учитывая то, что с 1945-го по 1953 год в советских лагерях оказалось много граждан СССР, находившихся в немецком плену, вряд ли можно удивляться такому решению относительно немецкого офицера, который к тому же находился в нацистской партии.

Шпильман обращается за помощью к шефу польского НКВД Якуба Бермана, одного из самых мощных и самых страшных людей в послевоенной Варшаве, на совести которого тысячи загубленных жизней, однако тот отказывается рассматривать это дело.

К тому же, он не мог повлиять на своих советских коллег. В советском плену его пытают, и Хозенфельд после нескольких инсультов умирает в 1957 году.

Шпильман впоследствии говорил, что чувствует боль и стыд за то, что ничем не смог помочь человеку, который спас ему жизнь. Его последним желанием было отдать должное памяти своего спасителя.

Согласно израильского закона, праведником мира считается человек, который с риском для собственной жизни или жизни своих близких бескорыстно спасла хотя бы одного еврея в годы Холокоста.

Однако комиссия мемориала "Яд-Вашем" в 2002 отклонила кандидатуру Вильма Хозенфельда, предложенную сыном Владислава Шпильмана Анджеем, сославшись на то, что в СССР он был осужден как преступник.

Однако, Анджей Шпильман не теряет надежды, что комиссия изменит свое решение и на аллее "Яд-Вашем" когда-нибудь будет посажено дерево в честь Вильма Хозенфельда.

По материалам: vestnik.com , peoples.ru , thepianist-themovie.com

Представляя свою книгу в Гамбурге, на вопрос: "С какими чувствами вы приезжаете в Германию, как общаетесь с представителями старшего поколения, как относитесь к молодежи?