Патриарх Филарет: Если Томоса нам не дадут, то это означает, что Москва победила Вселенский патриарха

  1. "Московская церковь будет небольшой и значительного влияния не окажет"
  2. "Неестественно, чтобы украинские святыни принадлежали русской церкви"
  3. "Женское священство Никогда!"
  4. "У нас полная свобода. Но она включает в себя и сотрудничество"
  5. "В Европе христиан много, но христиан только по названию"

Церковь в Украине - вне политики. Формально. На самом деле последние несколько месяцев почти вся большая политика в Украине крутится как раз вокруг церковного вопроса .

В начале апреля президент Петр Порошенко неожиданно для многих заявил, что в украинских православных церквей появился шанс получить автокефальный статус. Для этого он направил Вселенскому патриарху обращение , Которое предварительно поддержала Верховная Рада .

Собеседники на Банковой уверяют, что сейчас Украина как никогда близка к тому, чтобы все-таки получить Томос на автокефалию из рук Константинополя. Вселенскому патриарху, мол, надоело, что ему, "первому среди равных" в православии, Москва постоянно пытается доказать, что он и не первый, и даже не ровный.

Почему именно сейчас Константинополь стал благосклонен к идее автокефалии Украинской церкви? Насколько он серьезен в своих намерениях? На что может пойти Москва, чтобы не допустить автокефалии для УПЦ? Не станет в Украине Церковь и государство одним целым.

Все эти вопросы "Украинская правда" решила поставить предстоятелю Украинской Православной Церкви Киевского патриархата Филарету.

Возглавляемая им УПЦ КП стать основой новой Поместной автокефальной Церкви, а сам Филарет является одним из главных претендентов на место ее главы - Патриарха Киевского.

Возглавляемая им УПЦ КП стать основой новой Поместной автокефальной Церкви, а сам Филарет является одним из главных претендентов на место ее главы - Патриарха Киевского

Филарет является одним из главных претендентов на место главы Поместной автокефальной Церкви

все фото Эльдар Сарахман

- Кто был инициатором получения поместного статуса для Украинской Православной Церкви: власть или Церковь?

- Инициатором была Церковь. Причем эта инициатива появилась еще в июле 1992 года, когда я встречался с Вселенским патриархом.

Тогда в связи с образованием Украины как государства и встал вопрос автокефалии. Это решение было единогласно принято на Поместном соборе, на котором представители всех украинских епархий, монастырей, учебных заведений, весь епископат.

Мы с тем решением обратились к Московскому Патриархату, нам сказали, что рассмотрят этот вопрос на Поместном соборе Русской Церкви. Но соборы созывались, а украинский вопрос об автокефалии не рассматривался. Наоборот - шла борьба против нее.

Поэтому мы обратились к Вселенскому патриарху. Он нам различные условия ставил. Объединитесь сначала с автокефальной Церковью (Украинская Автокефальная Православная Церковь - УП), с Московским Патриархатом. Мы вели переговоры, доходили до того, что готовы были созвать (объединительный - УП) собор, но Москва блокировала все.

То есть борьба за автокефалию при участии Вселенского патриарха идет уже 25 лет. А вот в этом году президент Украины Петр Порошенко снова обратился к Вселенскому патриарху. И сказал, что для Томосу следует обращение епископата Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, епископата Автокефальной Церкви и епископов Московского Патриархата, которые хотят автокефалии.

И такое обращение было направлено. Вселенский патриарх также просил, чтобы к нему обратился и президент Украины, и Верховная Рада. Все это выполнено.

Поэтому Вселенский патриарх обещал, что он предоставит Томос об автокефалии Украинской Церкви в ближайшее время.

- Почему 25 лет все попытки не увенчались успехом, а именно сейчас именно этот Вселенский патриарх стал сторонником автокефальной Церкви в Украине?

- Почему Вселенский патриарх теперь решил - вы его спросите, почему он до этого не решался, а теперь решился?

Почему же президент наш так настойчиво убеждал предоставить Томос? А так как он увидел, что без единой Поместной Православной Церкви не может существовать государства. Ведь именно из-за того, что Церковь разделена, и война у нас идет, и Крым забрали.

Если бы в Украине была одна Православная Церковь, то Москве не было бы на кого здесь опереться. А сейчас есть. Прежде всего - на Московский Патриархат, на часть пророссийски настроенного населения и чиновников. Они и являются основой для действий Москвы. А если бы была одна Церковь, то этого основания в России просто не было.

"Московская церковь будет небольшой и значительного влияния не окажет"

- Если мы и получим Томос, в Украине и дальше параллельно существовать две Церкви?

- Если мы получим Томос, то Украинская Церковь будет одна. И не просто одна - а наибольшая. Сейчас Киевский Патриархат сравнению с Московским является большим вдвое.

Если же к Киевскому Патриархату еще присоединятся УАПЦ и остальные, то мы будем самыми. А остаток Московского Патриархата должен называться Русской Православной Церковью в Украине. Правами будет пользоваться такими же, как и Украинская Церковь, потому что закон для всех церквей и религий в Украине один.

Но это будет сравнительно небольшая Церковь и влияния она уже не будет иметь.

- Вы знаете, какой внутреннее состояние в МП? Сколько там людей, кто готов присоединиться к новой церкви, но сейчас об этом не говорят? Сколько иерархов УПЦ МП подписали обращение к патриарху Варфоломею?

- Мы знаем, что подписались около десяти, однако публично заявили два.

А почему другие промолчали и сколько их? Другие боятся. Чего боятся? А если не будет Томоса, тогда Москва всех этих, кто обращался, накажет.

А когда уже будет Томос, когда образуется единая Поместная Украинская Церковь, то бояться уже некого будет. Они будут свободно присоединяться и мы все будем составлять одну Украинскую Православную Церковь.

Так вот тех потенциальных, по некоторым наблюдениям, примерно 2/3 Московского Патриархата.

Учтите, что на сегодня Киевский Патриархат имеет поддержку 40-44% населения , А Московский - лишь 20-24%. Если из этих 24% в единстве с РПЦ останется треть, 8% - это будет небольшая Церковь и значительного влияния она не будет.

- Но понятно, что Москва и РПЦ не оставят это на волю случая и попытаются не допустить Томоса. Возможный влияние в Москву на Вселенского патриарха и на другие Церкви?

- Это не предположение, а реальность.

Вселенский патриарх создал комиссию из трех митрополитов, объезжают поместные церкви и информируют о своих намерениях. В то же время Москва рассылает по всем тем же церквях своих представителей, агитируют глав церквей, чтобы они не поддерживали Вселенского патриарха.

Кроме того, Украинская Церковь Московского Патриархата не знаю сколько десятков тысяч обращений рассылает по приходам и епархиях, чтобы они подписывали и отправляли Вселенскому патриарху с просьбой не предоставлять Томос. Часть верующих подписывает, однако подавляющее большинство отказывается.

Москва задействовала все силы - не только по церковной линии, но и по государственной, чтобы не допустить предоставления Томосу.

Но пока Вселенский патриарх стоит твердо на своей позиции.

Почему? Это мои личные соображения, потому что если он и на этот раз Томос не даст, то это будет означать, что хоть он и Вселенский патриарх, а влияния не имеет. А Москва, хоть и не первая, но то, что хочет, то и делает в православии.

Так вот, чтобы не допустить того, чтобы Москва фактически руководила всем православием, Вселенский патриарх должен предоставить Украине Томос.

Следствие этого будет такой - образуется Украинская Православная Церковь, одна, которая становится если не самой, то и не второй в православии.

Тогда Москва не будет иметь оснований соревноваться с Вселенским патриархом за первенство. Потому что сейчас она выставляет причину ту, что она самая большая в православии и влиятельная, а потому должна быть первой.

А когда она не будет влиятельной, потому что будет самостоятельная Украинская Церковь, то у нее отпадут все основания соперничать с Константинополем. И наступит мир в православии.

- Но в РПЦ наоборот говорят, что это вызовет глобальный раскол православия.

- Это возможно. Но это будет не раскол, а отделения Московского Патриархата и еще, может, несколько церквей, которые последуют за ним. То есть они не будут общаться молитвенно с Вселенским патриархом и теми церквями, которые поддержали Вселенского патриарха.

- А разве это не раскол?

- Надо различать раскол и разделение. Раскол - это когда вносятся какие-то изменения в учение, в каноны. Тогда это раскол.

А когда вера православная остается единственной, каноны остаются единственными, то это не раскол. Это можно называть расколом, но это неграмотно.

Нас тоже называют раскольниками. А мы не раскольники, мы просто отделились от Москвы.

- Но одновременно Россия и некоторые другие церкви не признают Критского собора как Вселенского и не признают его решений. Получается, что есть основания для раскола?

- Нет, оснований для раскола нет. Потому что те решения, которые принял собор на Крите, были согласованы со всеми церквями: с Российской, Грузинской, Антиохийской. Со всеми. Поэтому расхождения в решениях этого Критского собора нет.

- Можно ожидать, что эти церкви не признают и украинской автокефалии?

- Могут, я не исключаю этого. Но это временно. Почему? Потому что разногласий в вере у нас нет. И нет никаких причин для разделения.

Причина для разделения только одна - Москва. Потому что Москва теряет свою силу. Вот реальная причина. Другой нет.

- У вас есть понимание, какие из поместных церквей признают украинский сразу после Томосу?

- Я думаю, все греческие церкви признают, Румынская признает, а еще - Польская Церковь, Чехословацкая Церковь. Думаю, также признает и Грузинская. Под вопросом Антиохийская Церковь, которая полностью зависит от Московского Патриархата. И Сербская.

- Сербская уже заявила, что не признает.

- Они только поставят себя в неловкое положение, пойдя против воли большинства церквей.

Если с 15 церквей три не признают, то 12 признают. По количеству епископов и верующих это будет большинство. Так кто от кого отделится?

- Кстати, о единстве. Несколько лет назад уже была серьезная работа, чтобы объединить УПЦ КП и УАПЦ. Но в последний момент объединения не произошло. Что тогда произошло и дает уверенность думать, что теперь вы сможете стать едиными?

- Тогда Москва повлияла на Автокефальную Церковь, и она отказалась от объединения.

Но сейчас епископат Киевского Патриархата, часть Московского и весь епископат УАПЦ обратились о предоставлении Томосу. И Томос будет предоставлен не одному какой-то церкви, а всем, кто обратился. А это значит, что мы уже объединились.

- А возможно формальное объединение церквей к получению Томосу? Это бы усилило позицию Украины?

- Объединение будет после Томосу. Мы должны будем провести Архиерейский Собор, на котором должны утвердить предстоятеля Украинской Церкви. Тогда уже он станет главой Церкви и для бывшей Автокефальной Церкви, и для бывшего Московского Патриархата, и для Киевского.

Уже не будет разделения, будет одна Украинская Православная Церковь и один предстоятель.

- Предстоятель будет в чине патриарха? И кто это будет?

- Да (патриарха - УП). И тот, кто способен объединить все украинское православие в одну Церковь - тот и будет предстоятелем.

- Вопрос о патриархе не случайно. Греческие церковные СМИ, комментируя визит делегации из Константинополя в Элладу, писали о предстоящем обмене грамотами с "митрополитом Украинской".

- Украинский народ не примет решение о том, что предстоятель будет в сане митрополита. Не примет этого.

Поэтому хотят они или не хотят, а Украинская Церковь будет возглавляться патриархом. Потому что был патриарх Мстислав, был патриарх Владимир, теперь я патриарх.

"Неестественно, чтобы украинские святыни принадлежали русской церкви"

- Процесс объединения после получения Томоса имеет определенные сложности. На одну территорию будет по несколько епископов с нынешних разных церквей. Как эта проблема будет решена?

- На первых порах все останутся на своих местах со своими приходами.

Например, возьмем Автокефальную Церковь. Митрополит Макарий имеет в Львовской епархии 300 приходов, вот они и останутся с ним, но уже в составе Украинской Православной Церкви.

Митрополит Макарий имеет в Львовской епархии 300 приходов, вот они и останутся с ним, но уже в составе Украинской Православной Церкви

Все остаются на своих местах со своими приходами, но в составе единой Церкви

Другой митрополит меньше имеет, значит, будет у него меньше. Имеет два прихода - будет епископом двух приходов.

То есть все остаются на своих местах со своими приходами, но в составе единой Церкви.

А уже со временем все будет совершенствоваться. Церковь сама будет приводить себя в порядок.

- Есть еще один деликатный вопрос. Московский Патриархат накладывал на вас анафему. Если будет предоставлен Томос, то ее надо будет как-то снять.

- Когда будет предоставлено Томос, то это будет означать, что анафему не признают.

- Это автоматически?

- Автоматически.

- После образования Украинской церкви и объединения с частью Московского патриархата, как быть с тремя лаврами?

- Третья (Святогорская - УП) лавра - это лавра Януковича. Она лаврой никогда не была.

Есть две лавры: Киево-Печерская и Почаевская. Кому они будут принадлежать? Украинские Церкви, потому что это украинские святыни и они не могут принадлежать Русской Церкви.

Если в Украине будет одна Поместная Православная Церковь, а вторая будет русский, то неестественно, чтобы украинские святыни принадлежали русской церкви. Неестественно и незаконно.

Поэтому и Киево-Печерская лавра, и Почаевская лавра в свое время будут переданы Украинской Церкви.

- А если вдруг случится так, что Томосу не дадут?

- Если Томосу нам не дают, то это означает, что Москва победила Вселенского патриарха, и она является самой влиятельной церковью.

Но, как то ни было, Киевский Патриархат продолжит расти. К нам будут присоединяться и с Автокефальной Церкви, и из Московского Патриархата, как это происходит сейчас.

А придет время - нас признают. Не могут не признать одну из крупнейших церквей в мире.

"Женское священство Никогда!"

- Если Томос Украинской Церкви дадут, то можно надеяться, что эта Церковь будет иметь какие демократические преобразования?

Например, греческие церкви - более демократичные. Священники сами выбирают епископов и даже обсуждают возможность того, чтобы женщины могли служить службы. Возможно ли такое и в Украинской Церкви?

- По отношению к женщинам - никогда. Никогда!

Потому что если бы мы согласились на женское священство, то это означает, что мы не православные и мы отказались от православия. А если мы православные, то мы никогда не допустим, чтобы было женское священство.

Читайте также

Что касается выбора епископов, то и сейчас епископы не назначаются, а избираются. Так, избираются не епархией, а Синодом, однако Синод учитывает настроения и желание духовенства и верующих епархии.

Например, мы выбрали Тернопольским епископом Нестора. Сначала Синод не соглашался, потому что Нестору не было и 30 лет. Но духовенство тернопольской епархии хотело и люди хотели, чтобы их епископом был именно Нестор. Поэтому Синод согласился. Были и другие подобные случаи.

- В обществе ведутся такие разговоры, может быть переход церкви на новоюлианский календарь ?

- В принципе, это возможно. Подавляющее большинство православных церквей перешли на этот календарь. Только 5 православных церквей до сих пор этого не сделали. Это Иерусалимская, Русская, Украинская, Сербская и Грузинская.

Переход возможен. Но при каких условиях? Если народ будет согласен перейти.

Потому что в 20-е годы ХХ века переходили на новый календарь, на григорианский, но люди в церковь не приходили. Например, на Рождество 25 декабря. Праздник, а в храме нет людей.

"У нас полная свобода. Но она включает в себя и сотрудничество"

- В Крыму и на оккупированных территориях остались приходы Киевского Патриархата. Как они себя там сейчас чувствуют? Как они после Томосу будут привлекаться?

- В Крыму остались наши приходы. Есть там наш архиерей, архиепископ Климент, управляющий этой епархией. Правда, там священников немного.

На Донбассе у нас две епархии - Донецкая и Луганская. Есть и донецкий архиепископ Сергий. Есть луганский архиерей - епископ Афанасий.

Священники на оккупированных территориях есть, но они служат подпольно. Потому что там приняли такие законы, которые не позволяют им служить, если они не признают "республики". Кто не признает - должны покинуть территорию.

Но наше духовенство, наша Церковь не признает этих "республик".

- Получается, что священники Московского Патриархата все признают?

- Все признают.

- Фактически, нас выгоняют с нашей же земле. По вашему мнению, почему вообще началась эта необъявленная война? И какие мы должны сделать уроки, чтобы никогда в будущем такое не повторилось?

- Я уже сказал, если бы Церковь была единственной, войны бы не было. Потому что не было бы оснований для поддержки России в Украине. Потому что Церковь была бы от Москвы отделена.

А поскольку есть основания для этого, то поэтому и идет война.

Чем в она закончится? Нашей победой. В это надо твердо верить. Не иметь никакого сомнения. Потому что правда с нами. А там, где правда, там Бог. А где Бог, там победа. Всегда.

- один из главных христианских постулатов - это прощение. А как нам после всего найти в себе силы и простить того же Виктора Януковича или Путина? Нам вообще нужно их прощать?

- Прощающий Бог. Но кающихся в своих грехах и преступлениях. На крестах справа и слева от Христа были два разбойника. Один Бог простил, а другого не простил. Почему не простил? Потому что покаялся.

Поэтому те, кто покаются, имеем в виду донецких сепаратистов, будут иметь прощение. Не покаются - должны понести наказание.

- Вы постоянно говорите "единая Церковь как основа государства" и другие. Но похожа риторика и в Москве - у них там "Царь-Бог Отечество". Ли окажемся мы в ситуации, когда и у нас государство и Церковь вновь станут одним целым?

- У нас этого не будет. Нет и не будет.

У нас есть сотрудничество. Но государство не вмешивается во внутреннюю жизнь Церкви. Так же как и Церковь не вмешивается в политические дела государства.

Вы скажете, а как же, вот президент обратился к Вселенскому патриарху, является ли это вмешательство или нет? Не является ли это вмешательством. Ибо Церковь обращалась к Вселенскому патриарху, а президент только помогает.

А почему помогает? Потому что это нужно для государства. Чтобы государство существовало, надо чтобы была одна Церковь.

Это забота о государстве, а не вмешательство во внутреннюю жизнь Церкви.

Президент не назначает епископов и не рекомендует нам: "Того рукоположения, или того". Мы не согласовываем с президентом назначения ни епископов, ни священников. У нас нет в государстве регистрации духовенства, как было в Советском Союзе.

Поэтому у нас полная свобода. Но она включает в себя и сотрудничестве.

Государство помогает церкви, церковь помогает государству. Но свободно.

В России не так - там Церковь находится в полной зависимости от государства. У нас этого не будет.

- Но скоро же выборы. Мы знаем, какая церковь обычно поддерживает одну партию, а какая - другую. Как вы думаете, как будет на этот раз?

- Сказать, что мы не влияем на выборы, нельзя. Влияем.

Но мы поддерживаем не одну какую-то политическую силу, политическую партию, а поддерживаем все партии, за Украинское государство. А те, которые против нее, мы их поддерживаем.

Агитации за те или иные партии не ведем, потому что это уже будет вмешательство в политическую борьбу. Мы наблюдаем.

"В Европе христиан много, но христиан только по названию"

- Вы лично и Церковь поддержали Майдан и евроинтеграцию. Изменилась ли ваша позиция? Поддерживаете ли вы силы, которые за евроинтеграцию, или и те, которые против нее?

- Я как поддерживал с самого начала вхождения Украины в Европу, так и поддерживаю. Потому что Украина была, есть и будет европейским государством.

- Но сейчас некоторые партии, даже были на Майдане, начинают сомневаться в необходимости этого.

- Дело в том, что мы живем в глобальном мире и не мы выбираем, а сам исторический процесс такой, что нельзя жить в изоляции. Вы должны находиться в сотрудничестве с другими государствами.

Для этого нужно выбрать, с какими государствами вы хотите сотрудничать - с богатыми или с бедными.

Если будете с богатыми, то даже если будете последним, то будете последним среди богатых. А если будете с бедными работать, то станете еще беднее.

- Вы считаете, что Европа потеряла духовные ценности? Об этом часто говорится в России и не только там.

- Теряет. Поэтому я в Европе говорю, что мы не только хотим из Европы что-то получить положительное: технологии, демократию, свободу слова и тому подобное. Но мы можем и Европе дать того, чего у них нет. Они не имеют духовности. А у нас она есть.

В чем проявляется наша духовность? В том, что в Украине за годы независимости построено более 4 тысяч только православных храмов. Это в условиях бедного государства!

Люди считают, что храм нужнее, чем новое жилье. Это первое.

А второе - нынешний волонтерское движение. Он возник не на пустом месте, а имел под собой духовную основу. Поэтому и возник.

Так вот по духовности мы можем поддержать и оживить Европу.

- Но одновременно многие говорят, что Украина рискует потерей своей духовности и сразу приводят примеры Маршей равенства , Который вскоре будет в Киеве ...

- Нет, не рискуем. Потому что у нас гей-парады уже были, даже дважды. Сколько там было участников? Сотня или две? И то среди них много иностранцев.

А на недавнюю хода по семью пришло 10000.

- А если и туда и туда придут по 10000?

- Такого не будет. Потому что нет в Украине Церкви, которая поддерживает эти однополые браки. И не только Церкви. Ни мусульмане, ни иудеи - никто не поддерживает.

Украинский народ не поддерживает это.

- В католической церкви идет дискуссия, может гей быть хорошим христианином. Как вы считаете?

- Христианином может быть, но христианином по названию. Но в действительности христианин не должен этого делать.

Поэтому в Европе христиан много, но христиан только по названию. А по жизни они далеки от христианства.

А мы хотим, чтобы Церковь стимулировала христианской жизни.

- Вспомнился скандал в Запорожье об отказе отпевания . А вот стали бы вы отпевать гея?

- Если он крещен, то отпевал бы. Потому что он христианин. Грешник, но христианин.

Церковь молится за всех - и при тяжелых грешников также, чтобы Господь им простил грехи.

- Как вы думаете, простит такой грех?

- Это зависит от Бога.

- Вы в 2012 году, когда был Чемпионат Европы по футболу, говорили, что фанаты ведут себя неадекватно. Недавно в Киеве был финал Лиги чемпионов И недалеко от вашей резиденции был лагерь "Ливерпуля". Вам не мешали?

- Ну, мы уже привыкли к этим шумов.

Но как мы смотрим на это. Церковь смотрит на это, как на зависимость человека от греха. Это рабы греха. Например, фанаты - это духовно пораженные люди.

- Они просто болеют за команду.

- Вы посмотрите на него. Он вышел, кричит, Бог знает что делает. Может умный человек допускать такое? Не может. А если она допускает, то этим человеком управляют другие чувства - греховные. Она не может избавиться от этих греховных чувств. А раз не может, то она становится рабом этих чувств.

- Разве нельзя, чтобы сегодня он пошел на футбол, а завтра - в Церковь?

- Может, если будет спокойно смотреть.

Потому соревновании, футбольные, конечно, были и во времена святых апостолов. Апостол Павел часто приводил примеры соревнования на различных мероприятиях для того, чтобы и мы так боролись в духовной жизни. То есть он эти соревнования не исключил.

Сами соревнования не имеют ничего плохого, но соревноваться надо в хорошем. Соревноваться в спорте - это соревноваться за здоровье. Это положительно.

А когда соревнования приводит к душевному розстройства, то это уже зло. И это мы не благословляем.

- А вы сами смотрите футбол?

- Нет.

Роман Романюк, Юрий Панченко, УП

Почему именно сейчас Константинополь стал благосклонен к идее автокефалии Украинской церкви?
Насколько он серьезен в своих намерениях?
На что может пойти Москва, чтобы не допустить автокефалии для УПЦ?
Почему 25 лет все попытки не увенчались успехом, а именно сейчас именно этот Вселенский патриарх стал сторонником автокефальной Церкви в Украине?
Почему Вселенский патриарх теперь решил - вы его спросите, почему он до этого не решался, а теперь решился?
Почему же президент наш так настойчиво убеждал предоставить Томос?
Вы знаете, какой внутреннее состояние в МП?
Сколько там людей, кто готов присоединиться к новой церкви, но сейчас об этом не говорят?
Сколько иерархов УПЦ МП подписали обращение к патриарху Варфоломею?
А почему другие промолчали и сколько их?