Юркевич Здзислав (1931-2012)

Художник с Марией Михайловской, 2011   Выдающийся художник, иллюстратор, фотограф, автор теоретических текстов и художественных манифестов
Художник с Марией Михайловской, 2011

Выдающийся художник, иллюстратор, фотограф, автор теоретических текстов и художественных манифестов. Необыкновенная фигура вроцлавского искусства. Член известной Вроцлавской группы в 1970-х годах, он сначала отказался от художественного изображения реальности, затем начал убирать цвета с картин и, наконец, сам отказался от рисования.

В рамках своей дипломной работы на архитектурном факультете Вроцлавского технического университета он спроектировал астрономическую обсерваторию. В 13 лет он построил свой первый телескоп.

После окончания института создал монохромные картины, написанные в духе абстракции и структурализма (материи живописи). В 1961 году он начал цикл «В действии», продолжавшийся до 1967 года сериями «Agresje», «Inwazje» и «Zones». В них он занялся предметом живописной живописи, связанной с информелом.

Юркевич экспериментировал со светом, пытаясь помешать форме работы с ним (он построил блок из цельного картона между ними и поместил пульсирующий синий и красный свет между ними и внутри).

В конце 1970-х годов картин уже не хватало, он вернулся к своим природным увлечениям - он построил пирамиды, к которым водили лабиринты для японских танцующих мышей, дом для хомяка, выходившего из него через дымоход из бумаги, витую трубу.

Юркевича нельзя отождествлять с одним стилем. Он разносторонний художник, достигший своих границ и пересекающий их, художник, увлеченный математикой, космологией, джазовой музыкой, поэзией, разведением необычных растений и мелких животных.

Фотографии: К. Кузборская

биография

Здзислав Юркевич - Мария Матушкевич

Художник, создатель рисунков, фотографий и инсталляций, поэт. Он родился в 1931 году в Вольштыне. Он изучал архитектуру во Вроцлавском политехническом университете, где в 1956 году получил диплом за проект астрономической обсерватории. В 1965 году он защитил докторскую диссертацию под названием «Цветовой дизайн в процессе формирования пространственной архитектуры». Он профессор архитектурного факультета Вроцлавского технического университета.
В 1959-1962 годах Юркевич писал абстрактные картины, относящиеся к органическому миру (циклы: Stawy, Monodie, Mutacje, Zbiór, Rozpady). Следующие серии Agresje (1965-1966) и Inwazje (1966-1967) - динамичные композиции с яркими цветами и светящейся поверхностью - были созданы под влиянием увлечения живописью жестом. Жест, однако, был не совсем спонтанным, а, как сказал Юркевич, «патинированным, контролируемым и поддерживаемым», подчиненным решению художника.
Увлеченная стихийным жестом и совпадением, она вышла на первый план в работах, выставленных в 1967 году в галерее Pod Moną Lisa . Юркевич показал композиции из разноцветных комочков, которые он ранее выливал из свидетелей в присутствии свидетелей, превращаясь в непредсказуемые формы. «Секунды решают», - написал Юркевич в сопроводительной выставке «Манифест». Названия этих работ (например, 4.X.67 - 21: 14h) относятся к моменту создания композиции. Изменяя угол комков, художник направлял краску к прорезям и прорезям, но окончательный пластический эффект был непредсказуемым. Критик Ежи Людвински назвал эти композиции «приключениями краски» и обратил внимание на контраст между точностью твердого тела художника и элементом пролитой краски.
В «Манифесте», опубликованном в «Одре», Юркевич предложил воспринимать искусство как отношение, выражающее во многих отношениях: «Отметьте все: пол, стол, холст, бутылку, воздух, часы, птицу ... это будут следы нашего существования как создателей, простое проявление творческого присутствия, присутствие постоянно вмешивающихся ". Юркевич также постулировал исключение того, что ненужно для искусства, понимаемого таким образом, и, следовательно, также самого субъекта: «Если у нас есть выбор: произведение или« произведение », мы выбираем« меньше »- само произведение, то есть мы выбираем КРЕЩЕНИЕ» ,

Ежи Людвинский полагал, что к произведениям художника следует относиться не как к работам, а как к записи творческого процесса: «Ни картины, ни трехмерные объекты не являются эстетическими объектами, это следы творческой деятельности художника, свидетельство его существования». В то же время Юркевич размышлял о самой живописной среде. В 1967-1968 годах была создана серия картин под названием « Зоны» , в которых художник, равномерно распределяя краску по поверхности картины, перенес разделение на фигуру и фон. В то время концепция «формы непрерывности», которая была важна в творчестве Юркевича, была разработана во многих более поздних работах художника. Пространственной реализацией «формы непрерывности» была среда, показанная в Galeria Współczesna во Вроцлаве (1969), сделанная из картонных блоков с наклонными волнистыми поверхностями (о «испорченной геометрии», как сказал сам художник). Пульсирующий красный и синий свет, исходящий из твердых частиц, создавал единое пространство, в котором терялись отдельные формы. В то же время Юркевич ограничил цвета, используемые в его работе, красным и синим. «Вы должны были сделать выбор, - сказал художник спустя много лет, - что-то бросить, поэтому я решил, что они не будут красными и зелеными в качестве дополнительных цветов, а только красными и синими: красный как столб тепла и синий как прохлада».

Проблема преемственности, устранения деления на фигуру и фон, предпринятая в зонах, была разработана Юркевичем в серии Continua. Находясь в Зонах, художник отменил деление на фигуру и фон, исключив саму фигуру, в Стилл он создал композицию, в которой фигура присутствовала, хотя она не была полностью отличима от фона. Источником вдохновения для художника была лента Мебиуса. Юркевич нарисовал форму ленты, один конец которой был красным, а другой - синим, а цвет между ними сочетался с белизной холста. Около 1970 года Юркевич начал рисовать композиции, состоящие из параллельных красных и синих полос. С 1976 года он назвал их «окончательными образами», потому что он рассматривал их как своего рода краткое изложение живописи. В названиях картин сообщается о количестве нарисованных поясов. Для этих произведений, созданных механически (художник использовал вершину и специальную воронку, которую используют архитекторы). Юркевич сознательно ввел видимые «возмущения» в виде петель - остатки «жеста живописи». «Теперь, - сказал художник, - наконец-то я смог нарисовать картину как можно быстрее (...) Но чтобы не стать простым техником, я сохранил определенную свободу - рисуя эти горизонтальные линии, я вносил незначительные помехи, гордо демонстрируя остатки живописи».

Идея «формы непрерывности» также присутствовала в «размеренных» чертежах, созданных с 1970 года. Их названия ссылаются на длину строки на каждом рисунке. Чертежи были помечены шкалой, согласно которой значения, указанные в заголовках, должны были быть рассчитаны. Форма непрерывности 4 х 10 м состояла из четырех рисунков с изображением квадрата, построенного из меньших концентрических квадратов: на каждом последующем чертеже все более длинный отрезок линии «отрывался» от рисунка и был представлен в виде «рыхлой» линии. Общая длина линии на каждом рисунке составляла 40 м. «Я использую линию« нормально », а не искусственно, - сказал Юркевич, - так же, как рисовальщик рисует табуретку».

Однако это привело к парадоксам, благодаря которым художник усомнился в предполагаемой естественности самой выставочной конвенции. Предлагая запутанную линию в качестве эквивалента данной меры или в качестве шаблона меры, Юркевич отрицал наше представление о длине - когда мы думаем о длине, мы представляем ее как прямую линию. В результате, хотя линия на этих чертежах не представляет ничего (она не представляет трехмерные объекты), а только символизирует определенную длину, мы рассматриваем ее как «представление» трехмерной веревки, которую можно выпрямить и измерить. На других рисунках Юркевич рисовал в соответствии с принципами перспективы трехмерные тела в пространстве, а затем дал длину линии, необходимую для их рисования. Художник обратил внимание на условность представления самого пространства, показав, что форма с таким же успехом может быть описана как трехмерное тело, которое представляет собой линию длиной 40 м. Рисунок послужил Юркевичу для «размышления над многими важными вопросами универсального значения, включая преемственность, непрерывность, форму, бесформенность, динамику становления в форме: от неопределенной формы до определенной формы и далее к формам, несущим смысл».

Проблема формы была концептуальной проблемой для художника, поскольку она касалась способа выражения и представления форм. С помощью концепции «формы непрерывности» Юркевич обратил внимание на амбивалентность, присутствующую в каждом исполнении, связанную с отчетливостью или идентичностью форм. Изучение того, как мы воспринимаем формы, касалось проекта поля восприятия, предложенного Юркевичем на Вроцлавском симпозиуме 70-х годов. Проект предполагал создание пространства с движущимися геометрическими телами, которое, как писал художник, было бы своего рода открытой лабораторной службой, «делающей идеи и наблюдения простыми и сложными, приводящими к мыслям эмоционального и рационального характера».
Понятие «форма непрерывности» также присутствует в работе над языком. Работы, такие как: Белый, чистый, тонкий холст (1970) - с этими словами кусок белой ткани, которую художник повесил среди деревьев на открытом воздухе в Осиеке, форма Непрерывности: стул, стул, стул (1972) и Небесно-голубой - фотография изображение неба, наложенное на фотографию сжатой краски и трубки с надписью «небесно-голубой», касается сложной взаимосвязи между языком и миром: между выражением, его коннотацией и ссылкой на объект, а также между объектом и тем, что он изображает.
Работа «Рисование на стене, холсте и мольберте» (Omega) (1971) состояла из фотографий, изображающих мастерскую художника с загадочной черной формой. Юркевич сфотографировал пространство студии так, что черная линия, размещенная на различных объектах, выглядела как прямоугольник, нарисованный на картинке. На некоторых картинах художник появился в интерьере студии, прикрывая фрагменты черной линии. Таким образом, он привнес неопределенный элемент в представление, нарушая логику изображения: черная линия одновременно представляет плоский элемент, нарисованный на фотографии, а также элемент, принадлежащий представленному пространству. Эта работа также подорвала документальную ценность фотографии, которая часто рассматривается как «прозрачный» носитель, регистрирующий мир таким, какой он есть, а не опосредованный способом изображения.
Юркевич также использовал фотографию для записи постановочных событий в квартире. В работе «Рисование в ванной» (1972) художник нарисовал линию на стене ванной, один конец которой - синий, упал в ванну, а другой - красный, в раковину. Между одним и другим концом линия соединялась с белой стеной. После цветной воды на дне «рисунок» остался в виде цветного осадка. В более ранней версии этой работы (1970 г.) художник нарисовал черную линию, концы которой упали в ванну. Здесь черный контур внизу ванны вместе с линией на стене закрыты, образуя прямоугольник.
С 1971 года Юркевич также фотографировал астрономические явления. Была записана серия фотографий, в которых записано движение планет, которые, двигаясь перед объективом, оставили на фотопленке светящуюся полосу. «Я не беспокоюсь, - сказал художник, - я ничего не ломаю, я не приказываю, как Роберт Моррис, делать комки. Я просто настраиваю телескоп, (...) Юпитер, двигаясь, покидает сам фильм».
В 1972 году Юркевич, используя телескоп, установил ловушку для солнца, и с 17 до 17:30 он зарегистрировал свое изображение, перемещающееся вдоль стены кухни среди предметов: полки, кувшина, будильника и двери. В этой работе Юркевич дал описание проведенного разбирательства и условий, необходимых для его осуществления.
Использование объективной и классной эстетики было объяснено исчерпанием Юркевичем языка поэтических метафор. В тексте «Искусство - в поисках сущности» (1971) он писал: «Вам нужно смирение, а не ложное, ссылаясь на пресловутого гаранта, хотя бы на предполагаемого гаранта, то есть на подлинность, вам не нужно создавать воображаемые миры - давайте оставим это поэтам. У нас есть много таких метафорических миров, которые часто хвалят словами: «Я видел только знаки -« плыть по духу »(А. Бретон) было невозможно, если честно: ненужно - были, я вас уверяю, только более или менее узнаваемые договорные, просящие знаки».

Однако с помощью этой классной регистрации фактов Юркевич указал на неочевидность и сложность мира. «Если, - говорил он о фотографиях, фиксирующих движение звезд, - камера будет направлена ​​на небо, как будто бы, в зависимости от количества выдержек, я погружался не глубже, а глубже».
В 1977 году разведение мышей и хомяков появилось в творчестве Юркевича. Художник спроектировал для них стеклянное здание, состоящее из лабиринта и пирамиды с транспортным средством НЛО наверху. В 1980-х годах в работах Юркевича вместо грызунов появились горшечные растения. Серия, созданная из мусора и отходов посуды, используется для ухода за цветами. Юркевич также создал атлас для своих растений. Этот многоэлементный проект получил премию на IV Трехлетнем Рисунке во Вроцлаве в 1995 году. С 1978 года Юркевич, помимо художественного творчества, также занимался поэзией. В 1997 году он опубликовал сборник своих стихов «Тылко тылко тылко Завше».

Автор: Мария Матушкевич, декабрь 2008 г.


Избранные индивидуальные выставки
1959 - Галерея КМПиК, Вроцлав
1962 - Силезский музей, Вроцлав
1967 - EL Gallery, Эльблонг; Galeria Pod Moną Liza, Вроцлав
1972 - Нове Сытуаче, Галерея Вспульчесна, Варшава
1973 - Галерея Współczesna, Варшава
1974 - Музей Искусств, Лодзь
1975 - Галерея КМПиК, Вроцлав; Студия Галерея, Варшава;
1978 - Галерея 72, Хелм; Малая Галерея ZPAF, Варшава
1981 - «Final Images», Галерея Фоксал, Варшава; Foto-Medium-Art Gallery, Вроцлав
1994 - Национальный музей, Вроцлав; Арт Центр Де Бейерд, Бреда
1997 - «Только - только - всегда», фотографии, кино, поэзия, галерея BWA «Авангарда», Вроцлав
2007 - "Żegluga ducha lub trzy miłości", Galeria Elżbieta Kościelak, Вроцлав


Избранные групповые выставки
1963 - «Вроцлавская школа», галерея МДМ, Варшава
1967 - «Poszukiwania», Ратуш Вроцлав; Галерея EL, Эльблонг; V Plener Koszaliński Совещание художников, ученых и теоретиков искусства, Osieki; "Пространство - Движение - Свет", Музей современного искусства, Вроцлав
1969 - «Stażewski, Chwałczyk, Jurkiewicz, Rosołowicz», Galeria Pod Moną Liza, Wrocław
1970 - «Art Symposium Wrocław '70», Вроцлав; VIII Совещание художников, ученых и теоретиков искусства, Осиек; "Концепт Арт", Галерея Под Моной Лизой, Вроцлав
1972 - «Выставка рисунков Дж. Миро», Барселона; Ателье 72, Галерея Ричарда Демарко, Эдинбург; «Выставка 12 авторов», Галерея Пермафо, Вроцлав
1973 - Система потока Омахи, Омаха
1975 - «Польская Авангарда», Галерея Студенческого Центра, Загреб
1976 - Галерея BWA, Люблин
1977 - «Punkt», действие Ежи Людвинского, Торунь
1979 - «Фото-Медиум - Аннет Мессагер, Алина Шапочников, Кристиан Болтански, Здислав Юркевич, Ежи Олек», Галерея Фото-Медиум-Арт, Вроцлав
1981 - 16-я Международная художественная биеннале, Сан-Паулу; «Современная живопись Восточной Европы и Японии», Иокогама, Осака
1982 - «Обмен артистами 1931-1982 гг. Pologne - США», ARC Musée d'Art Moderne de la Ville de Paris, Париж
1983 - «Полонезы», Центр Жоржа Помпиду, Париж
1984 - «Язык геометрии», Зачента, Варшава
1988 - «Геометрия и метафора», Будапешт
1991 - «Редукта», Центр современного искусства Уяздовский замок, Варшава
1992 - «Неограниченное искусство бетона», Галерея Мест, Вроцлав; Влодзимеж Боровски, Здислав Юркевич, Эдвард Красинский, Галерея Действий, Варшава
1993 - «Вектор искусства», Муниципальная галерея Arsenał, Познань
1995 - «Искусство как мысль, Искусство как энергия», VI Международная триеннале рисунков во Вроцлаве, Музей архитектуры и галерея BWA Awangarda, Вроцлав
1996 - «Искусство твоему времени: Okuninka '95», Районный музей, Хелм; «Спирала 1. Выставка произведений нижнесилезских художников», Фонд современного искусства Джерарда, Сверадув-Здруй; "Jeder Meter für die Kunst", Районный музей, Кошалин
1999 - «Концептуальное отражение в польском искусстве: опыт дискурса: 1965-1975», Центр современного искусства Уяздовский замок, Варшава
2000 - «Язык геометрии II», Галерея современного искусства BWA, Катовице
2001 - «Конкретная поэзия и концептуальное искусство вокруг знака»: Польша, Галерея современного искусства BWA, Катовице; ... пересечь границу живописи. Работы 1965-1975 годов, Галерея 86, Лодзь
2004 - «Вроцлавские впечатления», Национальный музей, Вроцлав; 20 открытых пространств под знаком геометрии, Галерея современного искусства BWA, Катовице
2007 - Фото-Медиум-Арт Галерея, Краков

Текст цитируется в: www.culture.pl//zdzislaw-jurkiewicz

Смотрите также

Фоторепортаж с выставки, посвященной 80-летию со дня рождения художника
27 июня - 25 сентября 2011 г.
Национальный музей во Вроцлаве, Plac Powstańców Warszawy 5